Tags: приднестровье

Будущее Новороссии

1

Недавно меня подрезал тонированный в ноль Порше со странными номерными знаками — RSO. К своему стыду флаг сепаратистской республики я не узнал, так что лишь через минуту догадался, что имеется в виду Republic of South Ossetia. А потом я понял простую обидную вещь.

В Донбассе-Новороссии будет, конечно, многое. Там будут публично целовать флаг, устраивать марши военнопленных, молиться иконостасам, по-мусульмански оформленным по бокам парой АК-74, заниматься самоуправством, расстреливать «мародеров» и арестовывать «предателей», строить православный коммунизм и «высокодуховное общество», назначать и снимать министров, выбирать депутатов, издавать указы и постановления, выпускать валюту и тщательно выбирать гимн. Там будет бандитизм, вымогательство, соперничество различных группировок, выторговывание денег у РФ, гуманитарные и экономические проблемы. Игры в Большую Политику, трупы, массовая эмиграция. Там будет многое.

Но одного на этой земле не будет никогда — свободного цивилизованного общества. Это не просто Большое Приднестровье — это Зона Отчуждения. Пропитанный кровью ожог на коже Земли. На Донбасс, как в Припять, будут ездить только искатели экстремальных приключений. Жить, заводить семьи, работать, заниматься искусством — делать все то, чем обычные люди занимаются в обычных государствах, на независимом Донбасе, конечно, уже никто не станет.

Увы, Платон мне друг, но истина дороже.

Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, Новороссия — это дорогие внедорожники с мутными мужиками и нищета, безумная коррупция и разруха, наемники и одинокие старухи в разрушенных домах. Это пост-советские Диснейленды Ада. Я не устаю приводить в пример Приднестровье — время в этой стране буквально застыло в 1990, а территорией де-факто управляет корпорация со зловещим названием «Шериф».

И в этом смысле, конечно, судьба русских, оказавшихся за пределами РСФСР, по-своему трагична. С одной стороны их начали перемалывать озлобленные национальные меньшинства, с другой стороны — кинула РФ. И то, что произошло когда-то в Прибалтике, сейчас происходит в Новороссии. С той разницей, что эти нарезанные кровавые лоскуты земли, очевидно, никто никогда никуда не возьмет.