Tags: персоналии

Пей до дна

1

Начал пить в своем замке в Шато де Тинье, продолжил в Чечне, очнулся в Мордовии с собачьей медалью в виде нового паспорта (к которому нужен дополнительный «заграничный» паспорт, лол). В среду мы сели за стол, а теперь воскресенье.

Еще одно напоминание тем, кто любит поддать – алкоголь медленно, но верно приводит к деградации интеллекта. Перспектива реальности теряется, общественно-культурная ориентация дает сбой, ноги слабнут, и человек оседает в лужу. Тебя могли запомнить как кавалера ордена Почетного легиона, экстравагантного винодела, талантливого артиста с чудинкой. Да, скандалиста, любителя сесть за руль пьяным, но тебе всегда делали скидку из-за тяжелого детства.

Теперь тебя запомнят как алкоголика и почетного гражданина Чеченской Республики, танцующего лезгинку на потеху бородатым бандитам. Попляши еще, французик. Выпей, попляши, а затем пора баиньки – в сброшенную с барского плеча «квартиру».

Запой – это весело и страшно. Разлегся на шикарной постели, сосешь бутылку с красным, сладким красным, страшным красным, охранники приводят девочек, мальчиков. Что-нибудь еще, Жерар Ренеевич? Главное – ни в коем случае не просыхать. Мысль о том, что, отрезвев, ты обнаружишь себя в Саранске, Грозном, еще каких-то остановках маршрута Париж-Петушки, эта мысль доводит до лихорадки, панических приступов, и ты вынужден, словно кочегар, исправно поддерживать градус. По личному распоряжению главы республики на вертолете доставляют пятьдесят ящиков водки «Белуга». В автомобиле другого главы другой республики ты за 5 минут осушаешь минибар. Вы вынуждены инкогнито остановиться возле магазина «Продукты 24». Пока охранники бегают за вином, ты пытаешься поссать, но не можешь расстегнуть ширинку.

Суд Франции вынес тебе приговор – как реальный – за нетрезвое вождение, так и общественный. Твои старые французские друзья – литераторы, режиссеры, художники, политики – лишь пожимают плечами. Твои новые советские друзья разбирают тебя, словно куклу, играются, как играются с долгожданным псом, подаренным родителями. Киногерой детства сошел с экрана прямо в комнату, он живой, и его можно потрогать. Тебя разменивают ради мелкого политического пиара, легкой дипломатической щекотки, об истинных причинах которых ты никогда не узнаешь. Но ужас осознания собственной ситуации придет потом. Чуть позже. А сейчас есть народная рубаха, паспорт и водка. Пей до дна, Жерар. Пей до дна.

Что внутри у Сергея Минаева?

1

Одно из главных качеств хорошего журналиста-интервьювера — способность идентифицировать слабое место собеседника, его рубцующуюся рану — и прожать ее до конца. Так, чтобы рубец разошелся и полилось красное. Интервируемый будет извиваться как уж на сковороде, вилять хвостом, подменять понятия, соскакивать с темы, что угодно — надо беспощадно ЖАТЬ до конца, не сбиваясь с курса. Примерно так действуют американские адвокаты, умело доводя жертву до изголодавшихся по правосудию присяжных.

— А это правда, что вы гладили мальчика по попе?
— Знаете, я бы не стал комментировать неподтвержденную фотографию, к тому же, как известно, моим политическим конкурентам свойственно...
— Ответьте, пожалуйста на вопрос — гладили мальчика?
— Я отвечаю — данные факты вырваны из контекста и как минимум преувеличены...
— Не уходите, пожалуйста, от ответа. Гладили его по попе или нет?
— Для начала хорошо бы определиться с терминами. Ведь что такое, например, «гладить»? Считается...
— ГЛАДИЛИ ИЛИ НЕТ? ОТВЕЧАТЬ!
— ВЫ НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЕТЕ! ОН САМ КО МНЕ ПЕРВЫЙ ПОЛЕЗ! И ВООБЩЕ МЕНЯ В ДЕТСТВЕ БИЛИ!

Бинго!

Это неплохо получалось у Татьяны Толстой и Дуни Смирновой — правда, они начинали хамить и выходили за рамки журналистской этики, то есть вместо хирургического скальпеля действовали перфоратором.

Ну а Ксения Собчак, конечно, таким журналистом не является.

Казалось бы, на телеканале «Дождь» свобода и glasnost, можно говорить что угодно — так почему бы не довести вальяжно закинувшего ногу на ногу Сергея Минаева до легкой истерики, да что там — хотя бы заставить его покраснеть? Типа, юноши с вывороченными кишками по асфальту ползают, а ты здесь в фиолетовых носках ерничаешь. Так должны вести интервью профессионалы, работающие на телеканале с крайне низким рейтингом.

Тем не менее, интервью получилось интересным и знаковым, и в этом смысле, конечно, «Дождь» в тысячу раз смотрибельнее федеральных телеканалов, где в перерывах между конкурсами пения и соревнованиями экстрасенсов показывают лишь Владимира Соловьева, бурно восхищающегося самим собой среди невнятных и скучных и.о. политиков.

Надо сказать, что я отношусь к Сергею Минаеву с большой симпатией. В свое время он написал неплохое подражание Брету Истону Эллису, затем (благодаря Константину Рыкову) прочухал тему с государственными бюджетами на пропаганду и завертелось-понеслось. Сергей не только признается в том, что работает пропагандистом, но и официально — как сотрудник государственного телеканала и персона, приближенная к власти, — заявляет о наличии в РФ цензуры, запрещенной Конституцией. Не то чтобы кто-то сомневался в ее наличии, но важен сам прецедент. Когда даже не пытаются скрыть — это, конечно, уже другой уровень управления и отношения к избирателю.

Сергей Минаев — это вершина карьеры провластного журналиста и медийщика, то есть эрудированного человека с широким кругозором, но без специальных знаний («гуманитарий»), который осознанно решил стать адвокатом дьявола, получая удовольствие не только от денег, но и от процесса. Сергей Минаев — это то, к чему хотят придти все эти Багировы, Апетьяновы и Шевяковы. Обычный московский менеджер стал вначале успешным бизнесменом, а затем медиа-проводником кремлевской повестки, приближенным, «своим». И интерес Минаев как герой нашего российского времени вызывает именно этим, вопрос тут может быть только один — «Покажи, что у тебя внутри».

Собчак в силу своего происхождения и положения этого, конечно, не поняла, и задавала типичные вопросы, ответы на которые заранее известны — «геополитические игры», «за Россию взялись», «геополитическое противостояние», «вы делаете то же самое, только но другой стороне».

А вообще интервью посмотрите — после концовки создается впечатление, что двое сейчас зайдут в гримерку, разложат по дороге, втянут, вотрут, посмотрят друг на друга остекленевшими глазами и громко рассмеются. «Хороший получился эфир».

Халтурщица

1
Не секрет, что интернет-пропаганда в РФ существует лишь с одной целью — попил выделяемых на нее бюджетов. Из этого факта проистекает и крайне извращенная методика оценки заслуг ее аппаратчиков.

Эффективность их работы и достигнутые результаты важны на 5%, а лояльность и своячество — на 95%. Такая схема могла бы существовать бесконечно — средства усваиваются, корявые отчеты в эксель-таблицах (а то и в системе Smartica — чем Бог не шутит) отсылаются «наверх», охваты, лайки, комментарии, ретвиты — все бы хорошо. Но мы начали жить в эпоху гиперинформации, и чем раньше политический истеблишмент России осознает, что пропаганда в интернете необходима не только ради легкой наживы, но и РЕАЛЬНЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ, тем с меньшим объемом проблем она столкнется в будущем. Ведь ситуация меняется с экспоненциальной скоростью, и телевидение вот-вот отойдет на второй план.

Первый день лета 2014-го года Кристина Потупчик встретила уже не только в чине «президента» «Фонда открытой новой демократии» (сокращенно ФОНД — самоиронии авторов идеи можно отдать должное), но и в качестве члена Общественной палаты и ее комиссии по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций. Дело тут вовсе не в том, что Общественная палата — одно из десятков бессмысленных учреждений разросшейся как раковая опухоль номенклатуры. И не в том, что голосование проходило лишь де-юре. Таковы незыблемые реалии пост-советской России, и мы не станем, подобно Навальному, ломится в открытую дверь. Интересен прецедент — по сути, Потупчик сделали «главной по интернету», демиургом политического SMM и властителем вирусного распространения.

Обаятельная выпускница провинциального филфака завоевала Москву. Однако разрушила Потупчик не миф об отсутствии социальных лифтов РФ, а будущее российской пропаганды в Сети.

Забавно, но о новом члене Общественной палате до сих пор ничего известно. Родилась у папы «Андрея» и мамы «Ирины» в Муроме, выросла во Владимире. Пописывала в местную прессу. Якобы по настоянию мамы вступила в «Наши», дальше — 9 лет интенсивного карьерного роста, и вот — свой модный офис, команда, положение в обществе.

Кто такая Кристина Потупчик вне грязного политического контекста? Обычная смышленая барышня. Посредственный журналист (ее тексты на уровне сочинений 8-го класса), средненький руководитель. Стеснительная. Любит собак, курорты и шоппинг. Интеллектуально и культурно Потупчик на голову выше своих сверстниц, но в общем и целом на поставленную ей должность не тянет. ПРОФНЕПРИГОДНА.

Вне работы, в кругу друзей Потупчик в свою пропаганду не то, что не верит, — она над ней ХОХОЧЕТ. «Господи, за что же мне счастье такое — занимаюсь полной херней, а денег и прочих бонусов выше крыши. Мама, я в раю». Со времен первого проплаченного комментатора или блогера, за все эти долгие годы НИ ОДИН человек не изменил своей общественно-политической позиции под влиянием примитивного спама, никому не интересных «проектов» и бесталанных «постов». Не наработали даже на пресловутые 5% добавочной стоимости. Результат кремлевской деятельности в интернете прямо противоположен желаемому — пропагандистский аппарат себя тотально дискредитировал, выставил посмешищем и бездарностью. Потому что управляли этим тонким механизмом не Люди, а дилетанты. Мещане и халтурщики, «преподаватели русского языка и литературы» из города Владимира.

Расхлебывать это дерьмо — дело неблагодарное, но кому-то придется.

Ничего не поделаешь — эпоха гиперинформации. Или, как любят сейчас говорить более эффективные агитпроп-коллеги с телевидения — «информационная война».