Tags: журналистика

Рассказывая замалчиваемое

1

Тем временем, в рамках деятельности информационного агентства «Россия сегодня» во главе с Маргаритой Симоньян и Дмитрием Киселевым, российской и мировой общественности представили новый медиа бренд — Sputnik. Масштаб впечатляет — вещание на 30 языках, более 800 часов радиоэфира в день, охват 130 городов и 34 стран. Флагманский сайт — Sputniknews

Коммуникационная тональность проекта ожидаема как девальвация рубля, и для выявления ее сущности достаточно щепотки ключевых тэгов и фраз — «многополярный мир», «бездуховная геополитика», «пять причин инвестировать в РФ прямо сейчас», «президенты США и их преступления», «слежка спецслужб Запада за своими гражданами», «причина провала Обамы», «Вашингтон порочит Путина». В общем, обычная пророссийская и антиамериканская пропаганда под ширмой «многополярности».

‘Question more’, ‘ Go to RT.com for the second opinion’ — весь этот популистский винегрет мы помним еще со времен громких рекламных кампаний RT. Вообще, складывается забавная ситуация, когда рекламные кампании российским медиа-пропагандистам разрабатывают и проводят Западные рекламные агентства — плоть от плоти того мира, который эти пропагандисты позиционируют в качестве коварных лицемерных хищников, оперирующих двойными стандартами.

Тем не менее, при беглом взгляде на Sputnik в глаза бросается несколько вещей. Как говорится в слогане нового проекта, telling the untold:

1) Слабый дизайн сайта и визуальная составляющая в целом. Разумеется, подобные порталы могут быть выполнены исключительно в консервативном стиле, и, понятное дело, авторы ориентировались именно на «гламурный консерватизм», но фасад «Спутника» выглядит дешево, как 60-долларовый шаблон Wordpress из раздела News&Politics. Такие шаблоны выбирают начинающие журналисты-медийщики, мечтающие создать очередное супер-популярное СМИ, вещающее прямиком из их квартиры в Печатниках.

2) Отсутствие принципиальных отличий от RT. Sputnik — это RT, перекрашенный в оранжевый цвет. Зачем надо было запускать клон уже раскрученного бренда, совершенно не ясно.

3) Отсутствие обратной связи. Судя по всему, наплыва тысячей восторженных европейцев, американцев и арабов, рассыпающихся в благодарностях за глоток свежей и независимой информации, менеджеры проекты не ожидают. В качестве фидбека под контентом предлагают нажать «палец вверх» или «палец вниз» — крайне неудачное решение.

4) Доминирование тем Арктики, ВПК и Китая.

Наконец, достаточно посмотреть или послушать Маргариту Симоньян (5 минут), а затем прочитать пару статей на сайте или послушать радио (7 минут), чтобы окончательно убедиться в том, что значимость Маргариты Симоновны накручена искусственно, и реального отношения к RT или «Спутнику» она не имеет. Проекты ведутся совсем другими людьми. Зачем гигантские деньги вливаются в пропаганду при 80%+ рейтинге одобрения, нокаутированной оппозиции и полном отсутствии реальной политической жизни в РФ — большой вопрос, ответ на которой хранит в себе много разгадок к российской действительности.

О пользе смеха

1

На днях информационные агентства РФ распространили новость следующего содержания.

Заместитель председателя комитета Совета Федерации по социальной политике Игорь Чернышов выступил с инициативой создать в верхней палате парламента площадку для пересмотра госполитики в сфере массовой информации. Депутат обратил внимание Совета Федерации на высокий объем негативной информации в СМИ и подчеркнул, что такая ситуация вредит имиджу страны. Спикер Совфеда Валентина Матвиенко положительно отнеслась к инициативе Чернышова и поручила обсудить ее комиссии палаты по совершенствованию законодательства о СМИ во главе с первым зампредом комитета по международным делам и экс-гендиректором ИТАР-ТАСС Виталием Игнатенко.


Разумеется, те российские СМИ, которые обычно причисляют к «независимым», «либеральным» и «оппозиционным», ожидаемо высказали возмущение и заговорили о цензуре. В эфире Коммерсант ФМ, например, позвонили Жириновскому и Фишману (это который с «Дождя»), начали всерьез инфоповод ОБСУЖДАТЬ, задавать ВОПРОСЫ — а как, мол, будут определять, негативная новость или позитивная, что бы это значило, как дальше жить, не совсем ли это уже за гранью.

Казалось бы, реакция естественная и правильная. Правильная, да НЕПРАВИЛЬНАЯ.

И в этом, собственно, заключается одна из главных проблем свободолюбивых российских журналистов. Они не понимают, что самим фактом СЕРЬЕЗНОГО обсуждения инфоповодов уровня «Вести Буркина-Фасо» легитимизируют в глазах общества как сами «инициативы», так и их авторов. Создается вполне обыденная картина: высказались одни, высказались вторые, одни за, вторые против, возник клинч взглядов и мнений, и, следовательно, демократические процедуры соблюдены.

Настоящая свобода мнений и свободное общество в ССРФ возникнет тогда, когда появятся журналисты, реагирующие на африканские движения телесами единственно верным способом — начнут ХОХОТАТЬ. Буквально в прямом эфире, утирая слезы:

Заместитель председателя комитета Совета Федерации (ахахахаха!) по социальной политике Игорь Чернышов (бугага!) выступил с инициативой (лоооол!) создать в верхней палате парламента площадку (бвахахах!) для пересмотра госполитики в сфере массовой информации (ой бля не могу!). Депутат обратил внимание Совета Федерации (ааа, держите меня семеро!) на высокий объем негативной информации в СМИ (ыыыы!) и подчеркнул, что такая ситуация вредит имиджу страны (олололо!). Спикер Совфеда Валентина Матвиенко положительно отнеслась к инициативе Чернышова (аааааа!) и поручила обсудить ее комиссии палаты по совершенствованию законодательства о СМИ (сука ржу!) во главе с первым зампредом комитета по международным делам и экс-гендиректором ИТАР-ТАСС Виталием Игнатенко (рыдаю!).

Потому что это не парламент, а «парламент», не депутат, а «депутат», не комиссия, а «комиссия», не председатели, а «председатели».

Приехал депутат-мурзилка «Совета Федерации» — фиктивной организации 170-ти бездельников формата «слушали-постановили» домой, щелкнул пультом — вай-вай, много негативно по ТВ, надо много меньше негативно! Чернышов умный, Чернышов проявит инициативу и отличится в глазах Валентины Ивановны! Надо, раз, площадку — обсуждать! Потом, два, закон — принимать! Затем, три, — много-много позитива на ТВ! Вай, Чернышов, вай голова!

Вот УРОВЕНЬ. И эту брошенную кость (а такие кости журналистам бросают регулярно — «сменить гимн на «Боже, царя храни», «сменить флаг на имперку» и т.п. — см. большинство инициатив партии ЛДПР) образованные люди с «Дождя» или «Коммерсанта» начинают обгладывать, в то время как их надо бы прилюдно забрасывать землей. Задними лапами.

Ведь почему Кремль так БЕСЯТ свободные социальные сети? Потому что там произошла десакрализация власти и государства. Над законопроектами и т.п. инициативами в социальных сетях смеются, а над их авторами изощренно издеваются с помощью карикатур и мемов. Вот «Эхо Москвы» — казалось бы, СМИ принадлежит «Газпром-Медиа», а там власть ругают! Нелогично? Логично. Раз ругают, значит власть ЕСТЬ. Ну а мнения бывают разные, у нас же демократическое общество. А теперь представьте, если бы на сайте «Эха» вместо блогов с «политической аналитикой» появилось содержимое страницы «Лентача». Никакого «Эха» бы в миг не стало, а Венедиктов вместо светских раутов начал бы посещать следователя по особо опасным.

А так в Буркина-Фасо можно и цензуру, и детей, и царя. Вопросы вентилируются, комиссии заседают, первые заместители предлагают, председатели поручают, журналисты обсуждают, высказываются мнения, возражения. Все с серьезным выражением солидного лица Тихона Дзядко.

Что внутри у Сергея Минаева?

1

Одно из главных качеств хорошего журналиста-интервьювера — способность идентифицировать слабое место собеседника, его рубцующуюся рану — и прожать ее до конца. Так, чтобы рубец разошелся и полилось красное. Интервируемый будет извиваться как уж на сковороде, вилять хвостом, подменять понятия, соскакивать с темы, что угодно — надо беспощадно ЖАТЬ до конца, не сбиваясь с курса. Примерно так действуют американские адвокаты, умело доводя жертву до изголодавшихся по правосудию присяжных.

— А это правда, что вы гладили мальчика по попе?
— Знаете, я бы не стал комментировать неподтвержденную фотографию, к тому же, как известно, моим политическим конкурентам свойственно...
— Ответьте, пожалуйста на вопрос — гладили мальчика?
— Я отвечаю — данные факты вырваны из контекста и как минимум преувеличены...
— Не уходите, пожалуйста, от ответа. Гладили его по попе или нет?
— Для начала хорошо бы определиться с терминами. Ведь что такое, например, «гладить»? Считается...
— ГЛАДИЛИ ИЛИ НЕТ? ОТВЕЧАТЬ!
— ВЫ НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЕТЕ! ОН САМ КО МНЕ ПЕРВЫЙ ПОЛЕЗ! И ВООБЩЕ МЕНЯ В ДЕТСТВЕ БИЛИ!

Бинго!

Это неплохо получалось у Татьяны Толстой и Дуни Смирновой — правда, они начинали хамить и выходили за рамки журналистской этики, то есть вместо хирургического скальпеля действовали перфоратором.

Ну а Ксения Собчак, конечно, таким журналистом не является.

Казалось бы, на телеканале «Дождь» свобода и glasnost, можно говорить что угодно — так почему бы не довести вальяжно закинувшего ногу на ногу Сергея Минаева до легкой истерики, да что там — хотя бы заставить его покраснеть? Типа, юноши с вывороченными кишками по асфальту ползают, а ты здесь в фиолетовых носках ерничаешь. Так должны вести интервью профессионалы, работающие на телеканале с крайне низким рейтингом.

Тем не менее, интервью получилось интересным и знаковым, и в этом смысле, конечно, «Дождь» в тысячу раз смотрибельнее федеральных телеканалов, где в перерывах между конкурсами пения и соревнованиями экстрасенсов показывают лишь Владимира Соловьева, бурно восхищающегося самим собой среди невнятных и скучных и.о. политиков.

Надо сказать, что я отношусь к Сергею Минаеву с большой симпатией. В свое время он написал неплохое подражание Брету Истону Эллису, затем (благодаря Константину Рыкову) прочухал тему с государственными бюджетами на пропаганду и завертелось-понеслось. Сергей не только признается в том, что работает пропагандистом, но и официально — как сотрудник государственного телеканала и персона, приближенная к власти, — заявляет о наличии в РФ цензуры, запрещенной Конституцией. Не то чтобы кто-то сомневался в ее наличии, но важен сам прецедент. Когда даже не пытаются скрыть — это, конечно, уже другой уровень управления и отношения к избирателю.

Сергей Минаев — это вершина карьеры провластного журналиста и медийщика, то есть эрудированного человека с широким кругозором, но без специальных знаний («гуманитарий»), который осознанно решил стать адвокатом дьявола, получая удовольствие не только от денег, но и от процесса. Сергей Минаев — это то, к чему хотят придти все эти Багировы, Апетьяновы и Шевяковы. Обычный московский менеджер стал вначале успешным бизнесменом, а затем медиа-проводником кремлевской повестки, приближенным, «своим». И интерес Минаев как герой нашего российского времени вызывает именно этим, вопрос тут может быть только один — «Покажи, что у тебя внутри».

Собчак в силу своего происхождения и положения этого, конечно, не поняла, и задавала типичные вопросы, ответы на которые заранее известны — «геополитические игры», «за Россию взялись», «геополитическое противостояние», «вы делаете то же самое, только но другой стороне».

А вообще интервью посмотрите — после концовки создается впечатление, что двое сейчас зайдут в гримерку, разложат по дороге, втянут, вотрут, посмотрят друг на друга остекленевшими глазами и громко рассмеются. «Хороший получился эфир».

Веселые медузы

1

А в новом проекте Галины Тимченко «Медуза» есть все, за что мы так любим российского нашего либерала.

Здесь и аутентичная атмосфера «стартапа» — с душевными посиделками на офисном ковролине, патологическим самолюбованием и демонстративным обсасыванием каждой детали предстоящего дела («Вот, полюбуйтесь-ка — новый обогреватель! А вот и кресла завезли. А вот маленкая племянница фотокора сидит на месте главреда — видите, как забавно?»)

И взаимные раскланивания и комплименты с коллегами по журналистскому цеху — «Репортаж о репортаже о начале работы нового издания Галины Тимченко в Риге». «Какие вы молодцы! Ой, вы знаете, вы все-такие больше молодцы! Ну уж нет, позвольте заметить, вы — куда лучше!» В общем, обозреватель Султан Сулейманов подбросил в костер веток, колумнист Иван Давыдов коснулся пальцами струн, издатель Илья Красильщик затянул — «Качнется купол неба, большой и звездно-снежный, как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!»

И, конечно, легендарное либеральное кривляние. Так уж устроен наш молодой российский медийщик — в каждом действии у него перформанс, в каждом жесте — карнавализм. Если фотографируешься, то с высунутым языком и выпученными глазами, если пишешь в социальные сети — то все с ехидными шуточками-прибауточками, все как бы не всерьез, будто бы полушутя, хи-хи-хи, ха-ха-ха. Я бы-гы-гы, журналист хо-хо-хо! Как бы, хе-хе.

С другой стороны, следует признать, что помимо эстетических, претензий к коллективу «Ленты» нет и быть может. Это был лучший новостной ресурс Российской Федерации, так что ребятам можно пожелать лишь удачи.