Будущее Новороссии

1

Недавно меня подрезал тонированный в ноль Порше со странными номерными знаками — RSO. К своему стыду флаг сепаратистской республики я не узнал, так что лишь через минуту догадался, что имеется в виду Republic of South Ossetia. А потом я понял простую обидную вещь.

В Донбассе-Новороссии будет, конечно, многое. Там будут публично целовать флаг, устраивать марши военнопленных, молиться иконостасам, по-мусульмански оформленным по бокам парой АК-74, заниматься самоуправством, расстреливать «мародеров» и арестовывать «предателей», строить православный коммунизм и «высокодуховное общество», назначать и снимать министров, выбирать депутатов, издавать указы и постановления, выпускать валюту и тщательно выбирать гимн. Там будет бандитизм, вымогательство, соперничество различных группировок, выторговывание денег у РФ, гуманитарные и экономические проблемы. Игры в Большую Политику, трупы, массовая эмиграция. Там будет многое.

Но одного на этой земле не будет никогда — свободного цивилизованного общества. Это не просто Большое Приднестровье — это Зона Отчуждения. Пропитанный кровью ожог на коже Земли. На Донбасс, как в Припять, будут ездить только искатели экстремальных приключений. Жить, заводить семьи, работать, заниматься искусством — делать все то, чем обычные люди занимаются в обычных государствах, на независимом Донбасе, конечно, уже никто не станет.

Увы, Платон мне друг, но истина дороже.

Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, Новороссия — это дорогие внедорожники с мутными мужиками и нищета, безумная коррупция и разруха, наемники и одинокие старухи в разрушенных домах. Это пост-советские Диснейленды Ада. Я не устаю приводить в пример Приднестровье — время в этой стране буквально застыло в 1990, а территорией де-факто управляет корпорация со зловещим названием «Шериф».

И в этом смысле, конечно, судьба русских, оказавшихся за пределами РСФСР, по-своему трагична. С одной стороны их начали перемалывать озлобленные национальные меньшинства, с другой стороны — кинула РФ. И то, что произошло когда-то в Прибалтике, сейчас происходит в Новороссии. С той разницей, что эти нарезанные кровавые лоскуты земли, очевидно, никто никогда никуда не возьмет.

Геополитика

1

Многие наверняка еще помнят те времена, когда термин «геополитика» употреблялся исключительно в комбинации с именем Александра Дугина и «евразийством», которое он начал популизировать за казенный счет. Что такое евразийство? Это такая доктрина, согласно которой Россия должна встать на путь интеграции с центральноазиатскими странами, повернувшись лицом к Европе. Вместо Парижа летать на выходные в Бишкек, отпуск проводить не во Флоренции, а в Душанбе. Вкладываться в инновационные проекты с великими учеными Туркменистана. Проецировать культурную доминацию над миром вместе с Казахстаном. О, эта великая школа сценарного мастерства Алматы...

За что такое счастье? Да все очень просто — геополитика!

Сидят двое россиян на крылечке в Самарканде, мимо проходит больная собака, сблевывает, затем ложится и умирает. Один, морщась от разгоняемой ветром пыли и вони, спрашивает:

— Слушай, чего ж так хреново-то?
— Э, брат, ничего ты не понимаешь. Тут геополитика!

Ну а сейчас геополитикой предпочитают объяснять если не все, то многое. Почему в магазинах нет приличного сыра? Геополитика. Почему вводят унизительные запреты на выезд за границу для работников МВД? Геополитика. Что вообще происходит? Дмитрий Киселев хитро прищурился с телеэкрана: «Геополитические реалии».

Примерно такой же прием используют США с «терроризмом». Появившись однажды, «международный терроризм» годами не исчезает из медиапотоков. 

— Снимите, пожалуйста, обувь.
— Зачем?
— Как зачем? Терроризм.
— А что это такое?
— Угроза нашему обществу и спокойствию всего мира.
— От кого?
— От террористов.
— А кто это такие?
— Злые плохие люди, взрывают дома, убивают мирных граждан.
— Зачем?
— Как зачем? Террористы!
— Ну а чего они добиваются?
— Посеять панику в обществе, запугать его.
— Зачем?
— Международный терроризм.

Работает как часы уже 15 лет. Американец с терроризмом просыпается, с ним же засыпает. The war on terror will never end. Мир — это война.

Так что с геополитикой Россия будет носиться еще долго, термин красочный, слово ловкое. Неведомые демиурги двигают гигантские фигуры через континенты, просчитывают многоходовые операции, делят сферы влияния, решают крупные вопросы. Рраз — и отрезали кусок материка! А ты со своим сыром! Сиди, дорогой, не вякай. Лучше глянь — скидки на рейсы в Ашхабад. И обувь снимать не надо.

Дом Дружбы

1

Как известно, крокодил Гена страдал от одиночества, и поэтому повесил в городе объявление о поиске друга. На запрос социально изолированного пресмыкающегося откликнулись Чебурашка и девочка Галя. Все вместе они решили построить Дом Дружбы, где каждый смог бы найти себе компанию по душе. В процессе строительства к друзьям присоединились двоечник Дима, жирафа Анюта, обезьянка Мария Францевна и отличница Маруся.

Как-то так получается, что проживать в построенном кремлевскими пиарщиками «Доме дружбы РФ с Западными селебрити» соглашаются одни парии. Сначала Владимира Путина осыпает панегириками находящийся в состоянии этилового распада Депардье, затем чудовищно похабные футболки с портретом президента продает вышедший в тираж наркоман Микки Рурк, после чего к двум актерам решают подселить еще одного Друга — Майкла Тайсона. Недавно принявшего ислам кокаинщика с напрочь отбитой головой пророчат в члены российского Союза писателей.

Разумеется, все эти люди достигли успеха своим трудом и талантом, и с точки зрения кинозрителя или любителя спорта их личные трагедии величественны и даже благородны, и заслуживают если не уважения, то понимания и сочувствия. Так, например, об известном феномене заката легендарного чемпиона-боксера Мартин Скорсезе снял своего «Бешеного быка», Микки Рурк действительно блестяще сыграл самого себе в «Рестлере» Аронофски и т.д.

Более того, даже с точки зрения пиар-работы с избирателем кандидатуры удачные. Рурка и Депардье обожает главный избратель РФ — российская домохозяйка, ну а Майк был кумиром, наверное, каждого третьего российского пацана.

Это с одной стороны.

С другой стороны, понятно, что за публичную любовь этих людей к России им платят безумные деньги. Тот же Депардье, как недавно стало известно, за деньги исполнит вообще все что угодно. У себя на Родине этих людей презирают, в голове у них помутнение от наркотиков и алкоголя, и поэтому они, подобно сифилистичным проституткам, пришли к мамочке-РФ. Которая их накормит, напоит, погладит по головке и даст на карманные расходы.

Но вообще-то «за деньги» — это не любовь. Точнее, не пиар. И получился у горе-архитекторов не «Дом дружбы», а бордель для потасканных звезд. Как говорил Чебурашка, «строили, строили и наконец построили».

Пей до дна

1

Начал пить в своем замке в Шато де Тинье, продолжил в Чечне, очнулся в Мордовии с собачьей медалью в виде нового паспорта (к которому нужен дополнительный «заграничный» паспорт, лол). В среду мы сели за стол, а теперь воскресенье.

Еще одно напоминание тем, кто любит поддать – алкоголь медленно, но верно приводит к деградации интеллекта. Перспектива реальности теряется, общественно-культурная ориентация дает сбой, ноги слабнут, и человек оседает в лужу. Тебя могли запомнить как кавалера ордена Почетного легиона, экстравагантного винодела, талантливого артиста с чудинкой. Да, скандалиста, любителя сесть за руль пьяным, но тебе всегда делали скидку из-за тяжелого детства.

Теперь тебя запомнят как алкоголика и почетного гражданина Чеченской Республики, танцующего лезгинку на потеху бородатым бандитам. Попляши еще, французик. Выпей, попляши, а затем пора баиньки – в сброшенную с барского плеча «квартиру».

Запой – это весело и страшно. Разлегся на шикарной постели, сосешь бутылку с красным, сладким красным, страшным красным, охранники приводят девочек, мальчиков. Что-нибудь еще, Жерар Ренеевич? Главное – ни в коем случае не просыхать. Мысль о том, что, отрезвев, ты обнаружишь себя в Саранске, Грозном, еще каких-то остановках маршрута Париж-Петушки, эта мысль доводит до лихорадки, панических приступов, и ты вынужден, словно кочегар, исправно поддерживать градус. По личному распоряжению главы республики на вертолете доставляют пятьдесят ящиков водки «Белуга». В автомобиле другого главы другой республики ты за 5 минут осушаешь минибар. Вы вынуждены инкогнито остановиться возле магазина «Продукты 24». Пока охранники бегают за вином, ты пытаешься поссать, но не можешь расстегнуть ширинку.

Суд Франции вынес тебе приговор – как реальный – за нетрезвое вождение, так и общественный. Твои старые французские друзья – литераторы, режиссеры, художники, политики – лишь пожимают плечами. Твои новые советские друзья разбирают тебя, словно куклу, играются, как играются с долгожданным псом, подаренным родителями. Киногерой детства сошел с экрана прямо в комнату, он живой, и его можно потрогать. Тебя разменивают ради мелкого политического пиара, легкой дипломатической щекотки, об истинных причинах которых ты никогда не узнаешь. Но ужас осознания собственной ситуации придет потом. Чуть позже. А сейчас есть народная рубаха, паспорт и водка. Пей до дна, Жерар. Пей до дна.

О пользе смеха

1

На днях информационные агентства РФ распространили новость следующего содержания.

Заместитель председателя комитета Совета Федерации по социальной политике Игорь Чернышов выступил с инициативой создать в верхней палате парламента площадку для пересмотра госполитики в сфере массовой информации. Депутат обратил внимание Совета Федерации на высокий объем негативной информации в СМИ и подчеркнул, что такая ситуация вредит имиджу страны. Спикер Совфеда Валентина Матвиенко положительно отнеслась к инициативе Чернышова и поручила обсудить ее комиссии палаты по совершенствованию законодательства о СМИ во главе с первым зампредом комитета по международным делам и экс-гендиректором ИТАР-ТАСС Виталием Игнатенко.


Разумеется, те российские СМИ, которые обычно причисляют к «независимым», «либеральным» и «оппозиционным», ожидаемо высказали возмущение и заговорили о цензуре. В эфире Коммерсант ФМ, например, позвонили Жириновскому и Фишману (это который с «Дождя»), начали всерьез инфоповод ОБСУЖДАТЬ, задавать ВОПРОСЫ — а как, мол, будут определять, негативная новость или позитивная, что бы это значило, как дальше жить, не совсем ли это уже за гранью.

Казалось бы, реакция естественная и правильная. Правильная, да НЕПРАВИЛЬНАЯ.

И в этом, собственно, заключается одна из главных проблем свободолюбивых российских журналистов. Они не понимают, что самим фактом СЕРЬЕЗНОГО обсуждения инфоповодов уровня «Вести Буркина-Фасо» легитимизируют в глазах общества как сами «инициативы», так и их авторов. Создается вполне обыденная картина: высказались одни, высказались вторые, одни за, вторые против, возник клинч взглядов и мнений, и, следовательно, демократические процедуры соблюдены.

Настоящая свобода мнений и свободное общество в ССРФ возникнет тогда, когда появятся журналисты, реагирующие на африканские движения телесами единственно верным способом — начнут ХОХОТАТЬ. Буквально в прямом эфире, утирая слезы:

Заместитель председателя комитета Совета Федерации (ахахахаха!) по социальной политике Игорь Чернышов (бугага!) выступил с инициативой (лоооол!) создать в верхней палате парламента площадку (бвахахах!) для пересмотра госполитики в сфере массовой информации (ой бля не могу!). Депутат обратил внимание Совета Федерации (ааа, держите меня семеро!) на высокий объем негативной информации в СМИ (ыыыы!) и подчеркнул, что такая ситуация вредит имиджу страны (олололо!). Спикер Совфеда Валентина Матвиенко положительно отнеслась к инициативе Чернышова (аааааа!) и поручила обсудить ее комиссии палаты по совершенствованию законодательства о СМИ (сука ржу!) во главе с первым зампредом комитета по международным делам и экс-гендиректором ИТАР-ТАСС Виталием Игнатенко (рыдаю!).

Потому что это не парламент, а «парламент», не депутат, а «депутат», не комиссия, а «комиссия», не председатели, а «председатели».

Приехал депутат-мурзилка «Совета Федерации» — фиктивной организации 170-ти бездельников формата «слушали-постановили» домой, щелкнул пультом — вай-вай, много негативно по ТВ, надо много меньше негативно! Чернышов умный, Чернышов проявит инициативу и отличится в глазах Валентины Ивановны! Надо, раз, площадку — обсуждать! Потом, два, закон — принимать! Затем, три, — много-много позитива на ТВ! Вай, Чернышов, вай голова!

Вот УРОВЕНЬ. И эту брошенную кость (а такие кости журналистам бросают регулярно — «сменить гимн на «Боже, царя храни», «сменить флаг на имперку» и т.п. — см. большинство инициатив партии ЛДПР) образованные люди с «Дождя» или «Коммерсанта» начинают обгладывать, в то время как их надо бы прилюдно забрасывать землей. Задними лапами.

Ведь почему Кремль так БЕСЯТ свободные социальные сети? Потому что там произошла десакрализация власти и государства. Над законопроектами и т.п. инициативами в социальных сетях смеются, а над их авторами изощренно издеваются с помощью карикатур и мемов. Вот «Эхо Москвы» — казалось бы, СМИ принадлежит «Газпром-Медиа», а там власть ругают! Нелогично? Логично. Раз ругают, значит власть ЕСТЬ. Ну а мнения бывают разные, у нас же демократическое общество. А теперь представьте, если бы на сайте «Эха» вместо блогов с «политической аналитикой» появилось содержимое страницы «Лентача». Никакого «Эха» бы в миг не стало, а Венедиктов вместо светских раутов начал бы посещать следователя по особо опасным.

А так в Буркина-Фасо можно и цензуру, и детей, и царя. Вопросы вентилируются, комиссии заседают, первые заместители предлагают, председатели поручают, журналисты обсуждают, высказываются мнения, возражения. Все с серьезным выражением солидного лица Тихона Дзядко.

Пой, если выхода больше нет

1

Вся Россия поет.

Песня стала краеугольным камнем российской культуры.

Поют, затем перепевают, потом создают ремейк перепевки, после — пародию на этот ремейк.

В Минеральных Водах банда кавказцев ворвалась в больницу, избила до смерти молодого мужчину — поют в «Голосе».

Рубль в свободном падении, Центральный Банк тратит по миллиарду долларов в день на его поддержку — льется песня в «Артисте».

Медики Скорой помощи с ничтожными, нищими зарплатами устроили голодовку в Уфе — поют и танцуют в «Хочу к Меладзе».

Доходы от инвестирования пенсионных накоплений упали ниже инфляции — заливаются песней в «Нашем выходе».

Никто не знает, что Boeing X-37 успешно завершил уже третий полет, но зато каждому известно имя победителя финала песенного шоу «Точь-в-точь».

Евгения Васильева поет под домашнем арестом в рамках расследования кражи 80 миллионов евро у Министерства обороны — поют в «Хите» на телеканале «Россия».

У Китая берут дешевые кредиты, на которые, согласно условиям, привлекают китайских же поставщиков — запевают в «Трех аккордах».

На новый год поют, на «майские» поют, на «ноябрьские» поют, в «День России» поют, в «День Победы» — поют. На митингах обустраивают сцену и начинают петь, поют на путингах.

Депутат-певица Максакова-Игенбе и депутат-певец Кобзон создают хор депутатов в Госдуме.

Почему-то все решили, что мнение певца Макаревича по поводу событий на Украине что-то значит. Макаревич спел перед силовиками, отменили концерт Макаревича в Усть-Каменогорске — вот так новость!

Напыщенные, лощеные, кривляющиеся номенклатурщики от российского пения сидят, развалившись в креслах, и «оценивают» перепевающих засаленные шлягеры провинциалов. Жмут на красную кнопку — «Не так спели!»

Старые песни о главном, главные песни о старом, мюзиклы.

Поет вся Россия.

Скажите, только честно.

Вы совсем С УМА СОШЛИ?

Общество развитого гомосексциализма

1

Показательно, что именно Эстония первой из постсоветских стран перестала гоняться за гомосексуалистами и лесбиянками с мокрой шваброй по душному бараку и дала возможность меньшинствам юридически оформлять свои отношения. Собственно, речь идет не о браке, а о гражданском партнерстве и соответствующих правах – например, праве не свидетельствовать против партнера.

Вообще Прибалтика всегда была передовым регионом СССР, его внутренней «заграницей», а Эстония до сих пор остается самой передовой страной Прибалтики. В начале 90-х ее взяли под свое крыло Финляндия и Швеция, что дало резкий толчок к развитию технологичного бизнеса, а сами эстонцы в культурном плане превратились из советских прибалтов в скандинавов.

Считается, будто власть в РФ притесняет секс-меньшинства, по этому поводу снимаются душераздирающие документальные фильмы о том, как хипстеру Альберту разбили очки в дорогой оправе во время ЛГБТ-митинга. На самом деле, конечно, никаких проблем с гомосексуальностью у российской номенклатуры нет – все присутствует в нужной мере, объеме и пропорции. Проблемы у российского общества – общества развитого гомосексциализма. Власть лишь использует это родимое пятно РФ для общественно-социальной демагогии. Русский человек, к сожалению, не в состоянии произвести операцию из простых четырех шагов.

1) Открыть список стран, в которых в том или ином формате разрешена регистрация однополых отношений

2) Открыть список стран по индексу развития человеческого потенциала

3) Сравнить две списка

4) ПОДУМАТЬ

Все, больше ничего делать не надо. Спать с людьми своего пола тоже не обязательно. Четыре простых шага и – как вишенка на торте – элементарное осознание биологических констант. Произойдут чудеса. Станет легче дышать, спадет уровень фрустрации. Да и российские педерасты, глядишь, превратятся в аккуратных воспитанных геев.

Что внутри у Сергея Минаева?

1

Одно из главных качеств хорошего журналиста-интервьювера — способность идентифицировать слабое место собеседника, его рубцующуюся рану — и прожать ее до конца. Так, чтобы рубец разошелся и полилось красное. Интервируемый будет извиваться как уж на сковороде, вилять хвостом, подменять понятия, соскакивать с темы, что угодно — надо беспощадно ЖАТЬ до конца, не сбиваясь с курса. Примерно так действуют американские адвокаты, умело доводя жертву до изголодавшихся по правосудию присяжных.

— А это правда, что вы гладили мальчика по попе?
— Знаете, я бы не стал комментировать неподтвержденную фотографию, к тому же, как известно, моим политическим конкурентам свойственно...
— Ответьте, пожалуйста на вопрос — гладили мальчика?
— Я отвечаю — данные факты вырваны из контекста и как минимум преувеличены...
— Не уходите, пожалуйста, от ответа. Гладили его по попе или нет?
— Для начала хорошо бы определиться с терминами. Ведь что такое, например, «гладить»? Считается...
— ГЛАДИЛИ ИЛИ НЕТ? ОТВЕЧАТЬ!
— ВЫ НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЕТЕ! ОН САМ КО МНЕ ПЕРВЫЙ ПОЛЕЗ! И ВООБЩЕ МЕНЯ В ДЕТСТВЕ БИЛИ!

Бинго!

Это неплохо получалось у Татьяны Толстой и Дуни Смирновой — правда, они начинали хамить и выходили за рамки журналистской этики, то есть вместо хирургического скальпеля действовали перфоратором.

Ну а Ксения Собчак, конечно, таким журналистом не является.

Казалось бы, на телеканале «Дождь» свобода и glasnost, можно говорить что угодно — так почему бы не довести вальяжно закинувшего ногу на ногу Сергея Минаева до легкой истерики, да что там — хотя бы заставить его покраснеть? Типа, юноши с вывороченными кишками по асфальту ползают, а ты здесь в фиолетовых носках ерничаешь. Так должны вести интервью профессионалы, работающие на телеканале с крайне низким рейтингом.

Тем не менее, интервью получилось интересным и знаковым, и в этом смысле, конечно, «Дождь» в тысячу раз смотрибельнее федеральных телеканалов, где в перерывах между конкурсами пения и соревнованиями экстрасенсов показывают лишь Владимира Соловьева, бурно восхищающегося самим собой среди невнятных и скучных и.о. политиков.

Надо сказать, что я отношусь к Сергею Минаеву с большой симпатией. В свое время он написал неплохое подражание Брету Истону Эллису, затем (благодаря Константину Рыкову) прочухал тему с государственными бюджетами на пропаганду и завертелось-понеслось. Сергей не только признается в том, что работает пропагандистом, но и официально — как сотрудник государственного телеканала и персона, приближенная к власти, — заявляет о наличии в РФ цензуры, запрещенной Конституцией. Не то чтобы кто-то сомневался в ее наличии, но важен сам прецедент. Когда даже не пытаются скрыть — это, конечно, уже другой уровень управления и отношения к избирателю.

Сергей Минаев — это вершина карьеры провластного журналиста и медийщика, то есть эрудированного человека с широким кругозором, но без специальных знаний («гуманитарий»), который осознанно решил стать адвокатом дьявола, получая удовольствие не только от денег, но и от процесса. Сергей Минаев — это то, к чему хотят придти все эти Багировы, Апетьяновы и Шевяковы. Обычный московский менеджер стал вначале успешным бизнесменом, а затем медиа-проводником кремлевской повестки, приближенным, «своим». И интерес Минаев как герой нашего российского времени вызывает именно этим, вопрос тут может быть только один — «Покажи, что у тебя внутри».

Собчак в силу своего происхождения и положения этого, конечно, не поняла, и задавала типичные вопросы, ответы на которые заранее известны — «геополитические игры», «за Россию взялись», «геополитическое противостояние», «вы делаете то же самое, только но другой стороне».

А вообще интервью посмотрите — после концовки создается впечатление, что двое сейчас зайдут в гримерку, разложат по дороге, втянут, вотрут, посмотрят друг на друга остекленевшими глазами и громко рассмеются. «Хороший получился эфир».

Люблинский марш

1

Есть в российской псевдополитической жизни мероприятие, из года в год выставляющее русских терпилами и дураками. Называется «Русский марш». Терпилами, потому что марш проходит в московском районе Люблино, что само по себе издевательство похлеще «Болотной» площади, а дураками, потому что такова его фактическая, а не декларируемая цель — и марш ее достигает. Ведь кто такие русские? Может быть, это инвестиционные банкиры? Владельцы малых предприятий? Адвокаты? Врачи? Журналисты? Офицеры? Нет, русские, — это фрики в медвежьих шкурах с барабанами, беснующиеся и зигующие великовозрастные подростки с футболом в голове, мутные гауляйтеры карикатурных нацистских организаций, безумные деды, сумасшедшие бабки, бандиты в кожанках. Ведь марш-то — «русский», и маршируют на нем «русские». Все это дело курируется «Демушкинами» и «Беловыми», то есть людьми, которые у нормального человека не могут вызвать симпатии априори. Посмотрите любую видеозапись РМ, и если вы закончили хотя бы 9 классов и за всю жизнь прочитали больше десятка книг, то к вашему горлу подступит хохот.

Собственно, поэтому власть мероприятие и разрешает — и даже, как выражается Владимир Путин, «денежек немножко дает». Это очень удобно — ведь стоит зайти речи хотя бы о Конституции РФ, в которой русских днем с огнем не сыщешь, вам тут же «русских националистов» с «русского марша» и предъявят — мол, у русских в ВОВ погибло 25 миллионов, а они салютуют гитлеровским приветствием, говорят про национал-социализм — ума-то нет. Нет ума — нет политической субъектности, или чего вы там хотели.

Так что готовим шарфы-«розы», баннеры, стяги и рупоры. Пока мы едины — мы непобедимы! От нашей поступи содрогнется муниципальное образование Люблино! Даешь оргкомитет!

Новый стиль бренда «Калашников»: пластмассовая пицца



Не станем ломиться в открытую дверь — изобличения «компании» «Апостол», принадлежащей Тине Канделаки и Василию Бровко, это заезженный жанр, подходящий разве что для публикации в журнале Алексея Навального.

В конце концов, всем всё давно очевидно — достаточно пообщаться с кем-то из бывших сотрудников, почитать соответствующие отзывы в интернете, да и просто уделить вопросу хотя бы 30 минут, и вы убедитесь, что «Апостол» — обычная для российской действительности схема утилизации государственных денег. В частности, рекламных бюджетов госкорпораций.

В реалиях РФ это донельзя скучная история, которой сегодня никого не увидишь — так что, повторюсь, обойдемся без банальных разглагольствований на увязшую в зубах тему отечественного распила.

Но раз уж мы взялись говорить о брендировании российского ВПК в целом, и о результатах работы «Апостола» с «Калашниковым» в частности, то будет уместным обозначить корпоративный портрет бравых медийщиков, выигравших тендер на формирование визуального стиля действительно легендарного русского бренда. Буквально несколько штрихов — в исключительно щадящем режиме.

«Апостол» называет себя «центром стратегических коммуникаций», и подобное восточное самопозиционирование, конечно, моментально вызывает понимающую улыбку. «Эта наш камуныкационный стратэг Гывы, магущыствэнный властытэль сацыалных мэдыа, да!». Эффективность «коммуникационной стратегии» хорошо видна на примере одно из клиентов «центра» — федерального дорожного агентства «Росавтодор». Как вы понимаете, единственное, чего не хватает российским дорогам, известным своим качеством от Владивостока до Лиссабона, это глубоко продуманной бренд-коммуникации. В таком формате:

rosavtodor.jpg

Можно себе представить, как проект продавался клиенту:

*щелкнув для перехода на следующий слайд*
«К каждому посту мы будем добавлять хэштег #Росавтодор, что соответствует современным коммуникационным медиатрендам...»

Вообще, это было бы не так страшно — особенно на фоне качества работы многих российских брендов в социальных сетях — но речь идет о государственных деньгах в сфере не просто болезненной, но чуть ли не катастрофической — российские дороги. И в этом контексте каждый пост #Росавтодора, опубликованный «Апостолом» ВКонтакте — изощренное издевательство.

Издевательство продолжается, когда вы заходите на апостольский сайт. Казалось бы, даже такие гиганты как Grey, BBDO, Ogilvy & Mather, Ketchum или Saatchi & Saatchi не гнушаются рекламировать собственные работы и выставляют напоказ свои портфолию. Та же Студия Лебедева, например, выкладывает на своем сайте детальные описания процессов разработки какого-нибудь логотипа — часто мучительных и долгих. Это делается для того, чтобы потенциальный клиент смог оценить подход команды к потенциальной работе — когда выверен каждый пиксель, принята во внимание каждая деталь.

Но «Апостол» для собственного сайта с портфолио СЛИШКОМ ХОРОШ. Так хорош, что клиенты ИДУТ САМИ (ну вы помните, в связи с каким дотационным регионом звучала та же риторика) — реклама тут уже ни к чему. Случайному посетителю предлагается любоваться красивой background-заглушкой из многозначительных пирамидальными фигур с масонским подхихиком («Властылыны мэдыа, панымаэш»).

Что же создали властители, в беспощадной битве вырвав тендер у таких (не смейтесь) известных компаний, как ООО «ЭВО Интер», ООО «Артвелл» и ООО «Пленум-ДЭФА»?

Барабанная дробь....


Бада-бумс!

ak_logos.jpg


И тут, конечно, хочется задать вопрос крестному отцу российского ВПК Дмитрию Рогозину.

Одно дело, когда горе-SMMщики берут миллионы за примитивную накрутку просмотров интервью с гендиректором «Аэрофлота» на Youtube, над фактом которой хохотал весь интернет. Это детские шалости — неприятные, но в РФ неизбежные.

Но брать на вооружение главного русского бренда, одного из основополагающих компонентов культурной проекции России во внешней мир, бренда-легенды, бренда-Родины — ссатую поделку стоимостью 2000 рублей со стилистикой сети дискаунтер-супермаркетов Tesco 70-х годов?

НЕ СТЫДНО?

Характерно, что созданный «Апостолом» в рамках того же тендера логотип входящего в Ростех Концерна Калашников похож на логотип компании KBE, занимающейся производством... пластиковых окон.

kbe.jpg

Пластиковые окна — вот УРОВЕНЬ, который задали российской оружейной Легенде. Пластиковые окна, замороженная лобстер-пицца, купленная по скидке в Теско, школьная канцелярия, постельное белье, накопительные водонагреватели, шоколадки с орехами, женские тренажеры, стиральный порошок, одежда от Ксюши Собчак — это стиль какого угодно бренда.

Но не Калашникова.

Этот попилочный позор не может иметь ничего общего ни с «Калашниковым», ни с ВПК, ни с российской армией.

Такую стилистику для «калаша» могли сделать либо люди, вообще не разбирающиеся в брендинге, либо вражеские диверсанты.

Сколько раз ни повторяй на камеру мантру-заклинание про «сочетание современного визуального стиля с традиционным духом российской оружейной культуры», получается все равно пластмассовая дешевка.

А знаете почему?

Потому что они никогда не поймут одной простой вещи. Точнее, им на нее просто наплевать.

Им невдомек, что «Калашников» — это, прежде всего, не характерная форма обоймы-рожка, а ЛЮДИ — те, что этот автомат создали, и те, что с ним защищали или будут защищать Россию. Такие же надежные. Продолжающие действовать в самых ужасных условиях. Одновременно стильные и простые. Но это убойная простота. И легендарный стиль.

Характерно, что даже на Западе это отлично понимают, и брендируют Россию и русских «в яблочко»:



Апостол же... сделал «Калашникова» не за 30 миллионов, а за 30 серебренников.