Pavel Nesterov (pavel_nesterov) wrote,
Pavel Nesterov
pavel_nesterov

Categories:

Овечкины: трагедия русских джет-террористов

Как выяснили паясничающие интернет-нигилисты, 14 февраля это прежде всего день расстрела председателя райкома культуры и спорта Чикатило, а уже потом – день каких-то там влюбленных. Но мало кто знает, что 8 марта – это не только повод подарить своей женщине ошейник с выгравированным ликом Розы Люксембург на медальке, но и день, когда семья Овечкиных, семья авиаугонщиков и джаз-бенд музыкантов из Иркутстка, захватила пассажирский самолет Ту-154 - чтобы их безумная, обреченная попытка вырваться из реальности серых панельных домов в манящий мир рекламных витрин Запада окончилась трагическим провалом. Но это история не только о смелости, безнадежности и отчаянии. Это еще и притча о невежестве. А еще, пожалуй, о любви


Овечкины. Русская семья джет-террористов

Конечно, в 88-м году каждому было очевидно, что Перестройка – это не новый курс севшего на мель и давшего течь советского монстра, а его агония – паникующий капитан раздает противоречивые команды, пьяный рулевой вертит штурвал, «Полный вперед и направо», «Полный назад и налево», но уже слишком поздно - «Сели». Терпение – лучшая из добродетелей, и Овечкиным следовало просто немного выждать, потерпеть, унять свою гордыню. Потопчись, чуть погоди, не звони – и позвонит она. Три года, всего лишь жалких три года, и группа «Семь Симеонов» могла бы лететь куда угодно, и уже без обрезов и бомб в двойном дне контрабасового чехла. Их трагедия заключается не столько в кровавой развязке угона, сколько в фатальной наивности – ведь если в культурных масштабах СССР они были значимой величиной, фактически The Jackson 5 советского разлива, то на Западе, непривыкшие к его бешеным капиталистическим скачкам и конкуренции, стали бы в лучшем случае посредственными клубными музыкантами - и то, лишь за счет своего, облетевшего бы полосы газет, поступка

С советской властью у Овечкиных не заладилось с самого начала. Бабушку, мать главы их семьи - Нинели, застрелил сторож, когда ты пыталась украсть пару картофелин с колхозного поля. Нинель рожает дочь, затем вторую – та умирает, и она принимает решение «родить всех детей, которых ей пошлет Бог». Бог оказывается щедрым, и вдобавок к Людмиле рождаются Ольга, Татьяна, Ульяна, Василий, Дмитрий, Олег, Александр, Игорь, Михаил и Сергей. Вообще, все в их истории поражает мрачностью русской души и русской жизни – не просыхающего, буянящего отца выросшие сыновья досмерти забивают. Семья повально увлекается музыкой, и в 83-м образовывается ансамбль «Семь Симеонов», названный по старинной русской сказке о семи братьях, к 85-му они становятся известными, а в 87-м их в качестве визитной карточки успехов советской музыки (фарс в том, что ни у одного из них не было музыкального образования) вывозят в Японию

Разумеется, после Иркутска 80-х Япония кажется Овечкиным местом с другой планеты, но дело не только в этом. За фасадом известности, статей в прессе и общего лелеянья талантливых самородков, семья тонула в банальной бытовой бедности и нужде. Мать, заработавшая астму после торговли в холодной палатке, получает пенсию в жалкие 52 рубля, и братьям то и дело приходится прерывать занятия музыкой чтобы помогать по хозяйству – вчера тебе рукоплескали партийные шишки, сегодня ты таскаешь навоз и косишь траву. Еще до Японии старшие едут в Москву чтобы получить образование, Нинель высылает им последние деньги, но их не хватает, и они вынуждены вернуться. Овечкины верят в собственную исключительность и жаждут западных гонораров, но не утруждают себя проверкой международных законов – согласно тем, их бы тут же выдали с потрохами


Джаз-бенд. Лица, улыбки, манеры – из другого времени

В Японии за братьями, конечно же, следят гебешники, и даже средств на осуществление хоть какого-то плана у них нет – командировочные в то время выдавали перед самым обратным отъездом. Олег пытается уговорить таксиста взять золотое кольцо за поездку до Токио, где они надеятся добраться до посольства США – не получается. Бросаются к американцу с концерта с той же просьбой – и снова мимо. И, конечно, их останавливает еще один факт – захваченные в плену родины мать и сестры. Овечкины не осознают, что вызывают интерес западной публики скорее как цирковые карлики-уродцы из страны вечной зимы, нежели как музыканты. Они возвращаются, но подаренные государством две квартиры в Иркутске (которые даже не на что обставить) уже не могут погасить разгоревшееся пламя самонадеянной, наивной капмечты

А теперь представьте семейный совет, за которым престарелая мать требует незамедлительно убить ее если что-то пойдет не так. Представьте: камера по-тарантиновски совершает облет вокруг стола, за которым отточенными струнами пальцами следующее пишется на аккуратно вырезанном прямоугольнике: «Просим произвести посадку в аэропорту Лондона или любой другой капиталистической страны. В случае отказа самолет взорвем. Не вздумайте снижаться – полет контролируется». Дальнейшие события развиваются в темпе престиссимо

Овечкины продают все, что можно продать, выручают три тысячи рублей и одеваются во все самое лучшее и модное – ведь на Западе они должны выглядеть «как люди». Они покупают ружья и делают из них обрезы, запаивают три бомбы в стальных стаканах, и рейсом Иркутск-Ленинград отправляются дать свой последний концерт – бойню на военном аэродроме возле финской границы. Им снова не хватает терпения – вместо того, чтобы угнать самолет на обратном пути из Ленинграда, когда у того будут полные баки, они не выдерживают, и стюардесса, подошедшая на вызов к старшему Василию, холодеет от того, что читает в поданной ей записке - вместо поздравлений с международным женским днем. Командир экипажа передает сообщение на землю и включает сигнал бедствия

Вместо ответа на пришедшее с земли предложение приземлиться на территории СССР Овечкины достают обрезы. Бортинженер, вышедший на переговоры, убеждает Овечкиных в том, что на остатки топлива до Англии не долететь и предлагает дозаправку в Финляндии, но даже погибнуть Симеонам будет суждено в пределах границ своей страны – их легко обманывают, к тому же, ландшафт Ленинградской области слабо отличим от финского. По громкой связи демонстративно сообщают, что самолет заправится в финском аэропорту, после чего полетит в Англию, и это, самое смешное, вызывает у пассажиров реакцию обратную панике – любопытство и странную радость

Овечкины берут в заложники одну из стюардесс и взволнованно, жадно смотрят в иллюминаторы, в то время как самолет совершает посадку. Они замечают мчащийся на них грузовик с солдатами. Раздается вспыльчивый выстрел, двое из братьев бросаются к кабине пилотов. Ловушка. В течение последующих переговоров их убеждают, что заправщик уже в пути, в то время в пути находился самолет с группой захвата. Бортинженер спускается из салона, якобы, для встречи заправщика, и солдаты, изначально отозванные, начинают подбираться к самолету. Один из братьев убивает бортпроводницу-заложницу из обреза. Подходит заправщик, хотя, разумеется, никакого топлива в самолет не заправляют – его используют в качестве отвлекающего маневра для омоновцев, которые начинают пробираться в салон через багажное отделение. Самолет начинает движение по взлетной полосе, а после того, как он достигает ее конца, начинается штурм

Перестрелка, в течение которой ранит двух омоновцев и двух из братьев, заканчивается тем, что семья собирается вместе для коллективного суицида. Взрыв бомбы оказывается слабым и недостаточным, и братья начинают по очереди убивать себя. Стреляется Дмитрий, следующий- Александр, затем Олег. Василий убивает мать Нинель выстрелом в голову. Игорь убегает и прячется. От взрыва в самолете начинается пожар, и часть пассажиров выпрыгивает на голый бетон, где их встречают удары солдатских прикладов – на землю кладут всех без разбора. Самолет полностью сгорает, после чего опознают обугленные трупы матери и старших сыновей Овечкиных

Оставшегося в живых Игоря приговаривают к восьми годам, Ольгу, которая была на шестом месяце беременности – к шести годам. Младших Овечкиных отдают в детский дом – позже их вырастит самая старшая сестра – Людмила, которая жила отдельно от семьи в шахтерском поселке. В 2004 году Ольгу Овечкину, во время пьяной ссоры, убивает ее сожитель. Уляна, в последствии родившая в 16 лет, пытается покончить с собой и остается инвалидом. Михаил жив до сих пор, а о Сергее ничего не известно

Так заканчивается история «Семи Симеонов» - история страшная и глупая одновременно. Вспомните о них на следующее восьмое марта, как сегодня о них вспомнил я


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments